Дождь
31.08.2008 17:57

Я не люблю дождь, просто он всегда рядом, когда я между жизнью и смертью. Сейчас его мягкие капли, яростно били по моему усталому телу, нанося тысячи незаметных повреждений, которые успокаивали и тянули к земле.

И это было не в первый раз.

Сейчас, когда все боялись выйти на улицу и ждали окончания грозы, я медленно шел по мокрой дороге, не боясь попасть под машину, ведь даже они, эти механические создания, прятались в своих уютных гаражах и пережидали ненастье. Дождь бил, как барабанная дробь, а яркие вспышки света – молнии, волновали сердце. Я боялся как неопытный птенец, только что появившийся на свет. Но боялся отнюдь не грозы: она была мне как родная, да и с дождём мы стали практически друзьями. Сейчас он был со мной и только со мной, хотя…

Пройдя немного вдоль дороги, я свернул к Зелёному дому (так мы называли маленький домик для отдыха, построенный около реки). Я зашёл внутрь и сразу же направился к спальне. Там, на маленьком столике около кровати, догорала последняя свеча. В комнате пахло женскими духами, а на кровати, на мягком матраце под лёгким одеялом лежала девушка. Она вцепилась своими крохотными и хрупкими пальцами в подушку и что-то шептала, звала кого-то.

Я, весь мокрый и уставший, лёг лядом с ней: девушка проснулась и, улыбнувшись, сказала:

- Где ты был? Ты такой мокрый.

- Дождь идёт, - ответил я и поцеловал её в лоб.

- Зачем ты выходил на улицу? Сколько времени?

- Ещё рано, - я посмотрел на часы и добавил: - только восемь часов утра. Спи, любимая.

- А ты?

- Я тоже сейчас лягу, только пойду, покурю.

Я оставил самого дорогого человека и подошёл к окну. На подоконнике лежала открытая пачка Петра, а в ней последняя сигарета. Я покрутил ее в руке и положил назад. Сказать по правде, я выкуриваю около пачки в день, но сейчас нужды в никотине не было. В моей голове крутилась одна только мысль: почему?..

Два дня назад, прогуливаясь по городу в поисках очередной жертвы, я попал под проливной дождь. Наверное, вам интересно знать, что за жертву я искал? Поверьте мне, я не убийца, просто я люблю жить так, как хочу, и не люблю, когда мне ставят какие-то условия, приказывают или оскорбляют: на подобные действия мне хочется ответить ударом в лицо. Я не уважаю тех, кто занимается подстрекательством или говорит за спиной всякие гадости. Вы подумаете, что сейчас я рисую образ идеального мальчика, но поверьте, я не такой.

У любого человека есть недостатки и у меня тоже, и самый большой из них – это пламенная страсть к женщинам. Тогда, два дня назад, я хотел утолить свою жажду.

Мокрый, как сейчас, я одиноко брёл по улицам родного города в надежде, что кто-нибудь повстречается мне. Тогда почему-то казалось, что я обязательно кого-нибудь встречу, и я не ошибся.

Около двенадцати вечера я остановился перекусить в маленьком кафе в самом центре города. В нем никого не было, поэтому меня на редкость быстро обслужили.

- Ваш кофе, - сказала мне официантка, ставя передо мной горячую кружку.

Я посмотрел на неё: глаза серые и пустые, в лёгкой улыбке скрывается горечь и обида.

Я улыбнулся. Мои поиски не прошли напрасно, теперь она была моей жертвой.

- Вы печальны, - шепнул я официантке, - но я могу вам помочь.

- Простите, мне надо работать, - поспешно ответила она и отошла от моего столика.

- Не уходи, прошу, - крикнул я вдогонку, но эти слова были напрасны.

Ещё около двух часов я сидел за столиком, но та официантка ни разу не подошла ко мне. Я задумался: неужели я больше не могу воздействовать на людей. Любая девушка сама бы начала клеиться ко мне, ведь у меня есть всё: и внешность, и деньги в кошельке, и приятный, успокаивающий голос. Наверное, я потерял шарм.

- Что-нибудь ещё, - раздался голос. Та самая официантка стояла около меня с подносом в руке, собирая кофейные принадлежности.

- Нет, спасибо, - ответил я.

- Кафе скоро закрывается.

- Я могу поговорить с тобой? Не здесь. Желательно в тёплом и сухом месте. Только несколько вопросов и всё.

- Хорошо.

«Попалась», - подумал я и улыбнулся. Она улыбнулась мне в ответ, и уже через пол часа мы шли по мокрой мостовой.

У неё, как и у меня, не было зонта, но всё же она шла медленными, но верными шагами к дому, в котором жила. Она не боялась меня, я это чувствовал и готовился к тому, чтобы напасть.

Вскоре мы подошли к её дому: это была одна из немногих пятиэтажек, построенных в городе совсем недавно. Она жила на пятом этаже в двухкомнатной квартире, доставшейся ей, наверное, после смерти родителей. Одна из комнат – зал – была обставлена недорогой, но очень красивой мебелью; в спальню я не попал, как бы ни пытался туда проникнуть.

- Ты весь мокрый. Дать полотенце? – сказала она и направилась, вероятно, к ванной.

Я снял с себя мокрую куртку и повешал её на крючок, затем снял рубашку и промокшие кроссовки, прошёл в зал и сел на диван. Она же, когда вернулась, уже была одета в сухие вещи. Протянув мне полотенце и какие-то шорты, она сказала:

- Это отцовские. Одень их, - она подошла к окну, давая мне шанс переодеться.

В любом другом случае я бы подошёл к ней сзади, обнял и начал бы нашёптывать на ухо слова, как она красива и как я хочу её, но я не сделал этого. Мне было любопытно, почему эта девушка так бесцеремонно впустила меня в свою квартиру, не зная, кто я; почему она разрешила мне вытереться и надеть отцовские шорты; наверняка, она знает о моих намерениях, но почему тогда не прогнала меня или не стала делать первый шаг.

- Ты хотел задать мне вопросы, - сказала она, садясь в кресло напротив меня.

- Как тебя зовут? – это было сказано нелепо и некрасиво, но мне надо было знать, с кем я общаюсь.

- Диана.

- Рад знакомству. Своего имени я тебе не скажу, но можешь звать меня Дьявол. Именно так называют меня многие люди, с которыми я общался в прошлом.

- Ты хотел сказать женщины. Ты ведь не просто так пришёл ко мне, не так ли?

- Да, это так. Я буду честен: ты понравилась мне, и я хочу тебя. В твоих глазах я увидел отчаяние и обиду. Что случилось?

- Человек, которого я любила, женился на другой.

- Ты обижена, потому что думаешь, что она хуже тебя?

- Нет. Каждый по-своему особен, и я не в праве осуждать их обоих.

- Она твоя подруга?

- Да.

- Ты думаешь, что она лучше всех на свете. Я видел таких подруг: сегодня они подруги, а завтра враги. Ты обманываешь меня, говоря, что не осуждаешь её. В глубине души ты плачешь, плачешь, потому что она предала тебя. Не бойся разговаривать со мною. Завтра я уйду и больше не вернусь.

- Я не могу её ненавидеть, ведь она моя подруга!

- Настоящих друзей нет. Человек в первую очередь думает о себе. Конечно, есть исключения, но сложно найти того, на кого можно положиться. Многие предают и обманывают, и ты должна быть к этому готова. Я могу научить тебя защищаться и не плакать попусту.

- Но завтра ты уйдёшь и больше не вернёшься…

- Тогда придётся ускорить процесс обучения и пройти все уроки за одну ночь.

- Зачем ты это делаешь?

- Не знаю. Сегодня всё не так, как я бы хотел. Наверное, это дождь размыл мои планы. Почему-то мне кажется, что если я не расскажу тебе всё, что знаю, день пройдёт зря. А я не люблю этого…расскажи мне о своём возлюбленном.

- Ему двадцать четыре, и он младше меня на год. Нас познакомила моя подруга, на которой он женился.

- Что он из себя представляет?

- Молодой бизнесмен: две машины, дом за городом, огромный счёт в банке…

-Нет, не то. Какой он?

- Со мной он был мягок, всегда улыбался и делал различные комплименты. Любил играть в карты, был азартным человеком, иногда выпивал.

- Он женился на твоей подруге, потому что у неё от него ребёнок. Ведь, я уверен, были дни, когда он не возвращался домой, говоря, что до утра будет на работе. Такие как он, никогда не хранят верность одной женщине. У них всегда есть любовница и ни одна. Скоро он придёт к тебе в поисках ласки, и я научу тебя, как вести себя в таком случае. Ты влюблена в него и, безусловно, согласишься стать его любовницей, но это будет ошибкой. Запомни, если он придёт, не пускай его в квартиру. Обратись к своей подруге: намекни, что муж ей изменяет. Она сама с ним разберётся. Запомни: ни один мужик не стоит слёз!

- И это говоришь мне ты?

- Поверь, у меня большой опыт. Сотни женщин были у моих ног, и каждый день – новая.

- Не надоедает так жить?

- Иногда надоедает, но я люблю, когда меня любят. Такой уж я есть.

- Неужели, ты никогда не влюблялся?

- Нет. Я не могу любить тех, кто видит во мне лишь богатого мальчика. Мой отец – бизнесмен, как твой любимый. Каждый месяц он переводит на мой счёт в банке приличную сумму денег, и я могу продолжать свою блудную жизнь. Когда он умрёт, мне придётся заняться его бизнесом.

- Что же тогда будет с тобой?

- Я стану бизнесменом, женюсь и продолжу работу отца.

- Ты откажешься от своей настоящей жизни?

- Придётся.

- Почему ты тогда не живёшь с отцом? Зачем жить так, как ты живёшь?

- Я хочу найти свой идеал. Если я буду жить с отцом, он будет водить меня на важные встречи, знакомить с дочками богатеньких людей, но нет в них того, что нужно мне. Деньги убивают в людях самое главное – их человеческие достоинства. Но хватит обо мне. Я хочу узнать больше о тебе.

Диана поднялась с кресла и подошла к окну. На этот раз я не удержался и подошёл к ней, обнял её.

- Я не хочу причинять тебе боль. - Сказал я, смотря в окно. Дождь не прекращался. – Ты прекрасна, и это одурманивает мой разум. Если ты сейчас ничего не скажешь, я захочу овладеть тобой. Расскажи мне о себе, прошу.

- Я много страдала, - ответила мне Диана. Она повернулась ко мне, и я увидел слёзы.

О, как я не люблю, когда девушки плачут! Мне хочется накричать на них, ударить и, в крайнем случае, убежать, но теперь всё было по-другому. Я молча смотрел в её глаза.

- Любой на твоём месте не стал бы разговаривать со мной. Он просто хорошо провёл бы ночь в моих объятиях, не спрашивая даже имени, а ты… - она прижалась ко мне.

- Если ты хочешь ласки, я дам её тебе, но спать с тобой не буду. Да, это противоречит мне, но я не стану этого делать. Не плачь, я не люблю, когда плачут.

Я посмотрел на часы, что висели на стене: было пять часов. Диана смотрела на меня, но больше не плакала.

«Что за чёрт! – думал я. – Надо уходить, пока не поздно. Но что-то не пускает меня. Наверное, это её милые, печальные глаза. Почему я не могу позабавиться? Всего одна ночь, как и раньше и всё: завтра другая девушка… Нет! Не могу!»

Я провёл своей рукой по её лицу, где ране были слёзы: она не противилась. Диана закрыла глаза, ожидая моих действий, и я ответил на это ожиданье: я страстно впился в её мягкие, влажные от слез губы. Поцелуй длился всего несколько секунд, но мне показалось, что все мои прошлые лета вдруг пронеслись предо мной, а затем стёрлись из памяти. Уже через десять минут я шагал по городу, и только дождь был моим спутником.

«Диана, красивое имя, - думал я, - такое же красивое, как и его обладательница. Почему я не остался с ней, ведь она отдалась бы мне, если бы я захотел».

«Она не такая, как все остальные девушки, с которыми ты был. Она особенная! - отвечал я сам себе, - Завтра ты вернёшься к ней, как и после завтра. Что-то связывает вас, и ты знаешь что!»

Так я пришёл к Зелёному дому. К счастью, внутри никого не оказалось, и я смог немного отдохнуть перед новым днём.

Когда я проснулся, дождя уже не было, но чёрные тучи, что плыли по небу, указывали на то, что дождик закончился ненадолго. Моя одежда высохла, и я решил прогуляться по городу. «Быть может, я найду новую жертву, и смогу забыть недавнюю ночь», - думал я, но вместе с тем знал, что и сегодняшнюю ночь я проведу у милой девушки – Дианы.

Весь день я слонялся по городу, смотрел на людей и отворачивался от них: они были серыми мышками в огромном мире, и лишь одна звезда горела для меня, затмевая солнце и луну, вселяя в моё сердце надежду и убивая прошлое. Я смотрел в зеркало и видел странного, диковинного зверя, не похожего на человека. Он улыбался, а я никогда не радовался ране; его глаза горели, а мои давно уж потухли от долгодневной стужи в душе; сердце его стучало, как молот о наковальню, моё же – давно уж не билось или не хотело биться.

Весь день я провёл в раздумьях о том, что я изменился, не зная в какую сторону. Раньше я мог бы заговорить с любой девушкой, и она стала бы моей, но сейчас будто бы онемел: слова не хотели слетать с моих уст и жили лишь внутри.

Весь день я страдал, не понимая из-за чего, но к вечеру мои переживания улеглись: начался дождь, и снова я остался один на улице, и вновь лишь дождь стал моим незаменимым спутником и другом, в жилетку которого я мог поплакаться, не боясь обмана. Но я не стал унижаться перед ним: теперь я знал куда идти, где меня ждали.

Уже через несколько минут я стоял перед домом, где жила Диана: в окнах её квартиры горел свет, а из открытого окна доносилась мягкая, лёгкая музыка. Она ждала меня.

Когда я поднялся на её этаж, услышал голоса из квартиры: это была она и, похоже, её бывший молодой человек. Диана не должна была впускать его, но впустила. Наверное, она надеялась, что я приду.

- Я ждала тебя, - говорила Диана.

- Извини, что так получилось. Я не мог жениться на тебе, ведь твоя подруга была беременна от меня, - типичное оправдание. Можно подумать, что они не могли сделать аборт.

Дверь была не заперта: Диана знала, что я приду, и не стала закрывать ее, а, может быть, она готовила путь к отступлению.

- Но мы можем быть вместе, - продолжал мужчина, - поверь мне, я любил только тебя одну.

- Извини, но мы не можем быть вместе, - отвечала Диана, - ты женат, а я… у меня… есть жених, - Диана явно нервничала, но близился мой выход.

- Ты не могла! Свадьба была всего два дня назад! Неужели ты не любила меня?

- Зачем любить такого, как ты? Для вас главное деньги!

- Дура, я предлагаю тебе такое.., а ты!

- Уходи, я тебе боле не принадлежу. Ты развратник и бабник, а я не вожусь с такими!

- Ах, ты…

Диана вскрикнула, и я понял, что настало время моего выхода. Я мгновенно открыл дверь и кинулся на молодого человека, что был с Дианой: он оказался чуть ниже меня и, к счастью, неспортивного телосложения. Я легко повалил противника на пол и несколько раз ударил его кулаком в лицо, от чего из носа молодого человека, а он был моложе меня года на три, потекла кровь. Когда мы оба успокоились, я спросил у Дианы:

- Это он?

- Да, - ответила она.

- Да он же маменькин сынок. Пойдём, я нашёл хорошее место для ночлега.

- Сволочь, да я найду тебя в любом уголке земного шара и прикончу, - хлюпая носом, говорил мой противник, и я знал, что он говорит правду. Его лицо было мне знакомо: я видел его однажды на вечере у своего отца.

- Не грозись, - ответил ему я, - я знаю, кто ты, а вот ты меня не знаешь. Ты женат, вот и иди к своей жене, а мою – оставь в покое!

- Сволочь!

Я ещё раз ударил его в лицо, и тот отключился. Затем, я взял Диану за руку, закрыл дверь на ключ и повёл её к Зелёному дому. Дождь, что есть силы, бил по дороге и по нам, так, что, подойдя к Зелёному дому, мы промокли с ног до головы.

- Значит, ты не водишься с богатенькими мальчиками, - игриво сказал я Диане, снимая промокшую одежду.

- С богатенькими мальчиками нет, а вот с настоящими мужчинами…

Дальше всё было так, как я хотел: прекрасная ночь в объятиях прекрасной девушки, - то, о чём я мечтал. И вот теперь я стоял у окна и смотрел на то, как капли дождя, рассекая воздух, подают на траву, пригибая её к земле. Я стоял у окна и думал: «Почему? Почему она выбрала именно этого маменькиного сынка? Кругом было столько парней… А сейчас он будет всю жизнь преследовать её. Да, я знаю, кто он такой, а вот она не знает. Надо будет отвезти её к отцу, всё рассказать ему, и, может быть, он поможет нам. Нам? Давно я не говорил этого слова. И что, жертв больше не будет?! Охотник сам стал добычей, маленьким хомячком, прирученным теплыми руками...»

Вдруг, вдалеке блеснули два огонька – фары машины. Я испугался: это был он. Но как он вычислил нас?

«Что за чёрт! – думал я. – Надо уходить, пока не поздно. Но что-то не пускает меня. Наверное, это её милые, печальные глаза. Почему я не могу позабавиться? Всего одна ночь, как и раньше и всё: завтра другая девушка… Нет! Не могу!»- Собирайся, - крикнул я Диане.

Она все поняла и стала натягивать на себя полусухую одежду: я присоединился к ней.

Послышались шаги. Четыре человека бежали к дому, а нам некуда было спрятаться.

- Вот, возьми, - я сунул в руку Дианы визитку своего отца, - это адрес моего отца. Если ты останешься в живых, а я нет, иди к нему и обо всём расскажи.

- Что ты такое говоришь? – испугалась она.

- Твой бывший – сын компаньона моего отца. Он, как и его родители, мстительный человек и не остановится ни перед чем. Если бы он знал, кто я, не стал бы приставать к тебе, но уже поздно говорить: мне он не поверит, а тебе тем более. Я уверен, его ребята до зубов набиты оружием, и нам остается только бежать. Когда я скажу – беги.

Я оставил её одну в комнате, а сам направился к двери: к счастью, и к сожаленью, вход в домик был один, а на окнах находились решётки. На улице послышались шаги, я притаился около двери.

- Ты уверен, что они там? – спросил один.

- Да, - ответил другой, - сторож сказал, что видел, как двое шли в дом.

- Ты понимаешь, что будет, если мы ни того уберём?

- Одним больше, одним меньше, какая разница. Всё равно они когда-нибудь умрут.

Один из четырёх человек стал открывать дверь, тогда я, что есть сил, пнул дверь ногой, и та слетела с петель, валя с ног одного из незваных гостей. Дальше начались выстрелы, грохот бьющегося стекла, и лишь дождь приглушал всю эту ненужную канитель. Мне удалось спрятаться, но незнакомцы ворвались в дом, и нашли меня.

- Это он? – спросил тот, что пытался открыть дверь.

- Да, - ответил мне знакомый голос, - где девчонка?

- Я оставил её в мотеле, - ответил я.

- Никого нет, - подтвердил мои слова один из пришедших, - я всё обыскал.

Уж не знаю, где Диана смогла спрятаться, но сделала она это хорошо. Теперь мне оставалось только молиться, что и я смогу найти выход из возникшей ситуации.

- Как тебя зовут? – спросил у меня бывший парень Дианы.

- Меня не зовут, я сам прихожу, - съязвил я, и тело моё почувствовало на себе несколько ударов кулака. К счастью, я давно уже привык к боли, ведь не раз был соучастником драк.

- Как тебя зовут? – спросил всё тот же голос.

- Зови меня Дьявол.

- Когда ты успел познакомиться с моей любовницей?

- Она не твоя любовница, - и вновь чей-то кулак прошёлся по моему телу.

- Говори когда!

- Два дня назад. Скажи мне, неужели только из-за того, что она влюбилась в меня, ты готов убить её?

- Она принадлежит мне!

- Ты бросил её.

- И что? Мне всё равно, кто живёт в моём доме и тратит мои деньги. Если бы не ребёнок, я женился бы на Диане. Она моя!

- Ваша семейка всегда была слишком жестокой. У вас нет сердца!

- Откуда ты знаешь о моей семье?

- Спроси у своего отца и уже завтра ты пожалеешь, что объявил мне войну.

- Мы не можем быть с тобой знакомы! Я знаю всех, кто имеет хоть какие-то отношения с моими родителями.

- Да, но ты никогда не видел сына Икса.

- Его никто не видел.

- А может быть это я его сын?

- Нет! Сын Икса не так глуп, чтобы бродить по улицам маленького городка, защищая маленькую путану. Он наверняка сейчас где-то в США или в Японии. Не знаю, откуда ты всё это знаешь, но не долго тебе этими знаниями хвастаться. Ребята, убейте его!

Я попытался бежать, но накаченные парни, что держали меня, не дали этого сделать. Теперь я мог надеяться только на чудо, на то, что какая-то неведанная сила спасёт меня. Мне не у кого было просить о помощи, разве что у дождя? Да, лишь он мог мне помочь, но вот только чем? Что может сделать дождь, ведь он не человек!

Я в последний раз посмотрел на наглеца, который ничто без своей охраны, и хотел было плюнуть в его смеющееся лицо, но меня опередили: яркая вспышка света ослепила меня. Что-то ударило совсем близко, и раздался грохот: я упал на пол и потерял сознание. Это была не смерть: по крайнеё мере, я так думал, ведь передо мной не было ни светящегося коридора, ни адского котла, - я чувствовал, что смерть была где-то рядом, она радовалась, смеялась, но никак не могла забрать меня с собой. Раздавались какие-то голоса, расплывчатые и непонятные, будто я в другой стране и люди разговаривают на иностранном языке. Но один голос был так же понятен, как и то, что я всё ещё жив, – это был голос Дианы.

Я попытался открыть глаза: всё передо мной стало расплываться, я не чувствовал свого тела, но, вместе с тем, сила и энергия текли по нему. Да, я не умер, но вместе с тем не мог прийти в себя.

***

Прошло уже около двух лет с тех пор, как я познакомился с Дианой, а точнее говоря, с того момента, как я попал в больницу.

Да, меня не убили, и благодарить я должен моего молчаливого, но верного друга, который ещё ни разу не предавал меня и всегда был рядом, когда мне было плохо.

В тот злополучный день, когда до моей смерти оставался всего лишь один выстрел, была жуткая гроза: дождь лил как из ведра, и та вспышка, что ослепила меня, была молнией. Эта посланница небес камнем упала на Зелёный дом и, прорубив крышу, попала в одного из незваных гостей. Те, кто остался в живых, а среди них был я и сын компаньона моего отца, были контужены. Диана вызвала скорую помощь, и я остался жив, при этом единственным моим повреждением была рана от отскочившего в меня кусочка стекла, что попал мне в лицо. Шрам остался на всю жизнь, но остальным было намного хуже.

Мой отец, узнав о несчастье, тут же бросился в больницу, где и познакомился с моей будущей женой Дианой Икс. Вскоре мистер Икс – мой отец – стал дедом, ведь та ночь, которую мы провели с Дианой в Зеленом доме, послужила причиной появления на свет моего малыша. И вот теперь у меня есть сын – Никита – прекрасное имя для первенца!

Что касается компаньона моего отца, то папа расторгнул с ним все договора, и это принесло немалую пользу для нашей фирмы. Бывший парень Дианы остался с носом. Теперь он работает у меня в фирме заместителем заместителя начальника по связям или что-то типа того. Наверное, он кусает себе локти, зная, какую ошибку совершил, но уже ничего не вернуть. Если бы можно было повернуть время вспять, я мог бы и не повстречаться с Дианой и никогда не вкусил бы всей прелести жизни с любимой и любящей женой. Наверное, я всё так же бродил бы по улицам города в поисках очередной жертвы, калеча жизнь многим невинным девушкам. Теперь я знаю, что такое любовь: это не пламенная страсть и не смена партнёров каждый день. Любовь – это нечто настолько нежное и трепетное, что даёт тебе силы, когда всё валится из рук, что вселяет в душу веру в лучшее и что всегда рядом, стоит только взглянуть на мир другими глазами. И тогда даже дождь станет тебе другом, особенным другом, который всегда рядом, как бы плохо тебе ни было. Он только для других – непогода, а для тебя – опора и поддержка, стоит только прислушаться к нему, ведь даже дождь – живой, когда ты слушаешь его и слышишь голос, когда веришь ему и полагаешься на него, как на настоящего друга.

 
ari_osen.jpg